Category: история

про картинки про лягушек

Оригинал взят у mudraya_ptica в про картинки про лягушек
Ну или про жаб, не поняла еще, отделяется ли у них одно от другого.
Голландские лягушки, в смысле, из голландского музея. Есть еще английские, но потом).
Гербы с лягушками практически не встречаются, за весьма редким исключением, уже тут бывшим.
Но гербы я еще не все досмотрела).


Лягушка, сидящая на спине змеи, Jan Luyken, 1693
Illustratie uit: Duijkerius, Johannes. Voorbeeldzels der oude wyzen. Waar in [...] de menschelijke hartstogten [...] behandeld worden. Amsterdam: Aart Wolsgrein, 1693, p. 325.
Rm

Collapse )

Дибазол для товарища Сталина

Оригинал взят у second_doctor в Дибазол для товарища Сталина
2-бензилбензимидазол впервые синтезирован в 1899 г. химиками Р. Вальтером и Т. Пулавски (R. Walther, Th. Pulawski). Результаты опыта были опубликованы и сразу забыты — никаких полезных свойств у нового вещества тогда не обнаружили. Почти полвека спустя, в 1946 г. в Ленинграде состоялось совещание, давшее второй шанс веществу с труднопроизносимым названием. На кафедре технологии органических красителей Ленинградского технологического института им. Ленсовета встретились «физики и лирики».


Молекула Бендазола
Collapse )

КРЕМНИ И КАВАЛЕРГАРДЫ, ЧАСТЬ I

Оригинал взят у chan_paisa в КРЕМНИ И КАВАЛЕРГАРДЫ, ЧАСТЬ I
"Адмиральским ушам простукал рассвет: "Приказ исполнен. Спасенных нет".
Гвозди б делать из этих людей: Крепче б не было в мире гвоздей."


Баллада,
не Маяковского



Необходимое замечание :
Вся инфоррмация получена только из неполживых и рукопожатных источников.



АРАКАС ИМРЕ,
01.12.1958 г.р., родился в г. Таллинн (Эстония).
Окончил среднюю школу № 46 в Таллинне.


Активно занимался спортом: легкой атлетикой, теннисом, борьбой, особенно боксом, стал кандидатом в мастера спорта.

В 1976 году ИМРЕ вместе с товарищем у Балтийского вокзала в Таллинне на милицейской машине нарисовали звезду и свастику, между ними знак уравнения.
Был арестован, осужден на 2 года условно.


imre noor

ИМРЕ справа



Collapse )

9–10 июля 1812 года. Дело казаков атамана Платова

Оригинал взят у pro100_mica в 9–10 июля 1812 года. Дело казаков атамана Платова
С арьергардными боями русские армии отступали под натиском превосходящих сил противника. По плану командования Пётр Багратион с примкнувшей 27 дивизией Неверовского должен был пробиваться к Минску, но в образовавшийся между армиями разрыв устремились корпуса железного маршала Даву и части Жерома Бонапарта, что грозило окружением Второй армии. Переправившись обратно на левый берег Немана, Багратион, удачно маневрируя, начал двигаться в направлении местечка Мир. 8 июля, когда авангард маршала Даву уже вступал в Минск, Вторая армия дошла до Несвижа, где Багратион решил дать своим войскам передышку, а прикрывавшему левый фланг атаману Матвею Платову и его летучему отряду, приказал любой ценой задержать настигающие их конные части Жерома Бонапарта.


Дело казаков Платова под Миром 9 июля 1812 года
Виктор МАЗУРОВСКИЙ



Collapse )
Вспомнилось... Не случись в своё время убийства императора Павла I, Матвей Платов и Наполеон совместно бы приняли участие в одном довольно авантюрном предприятии. Бонапарт с детства мечтал о походе в Индию и осуществить его надеялся совместно с Россией, о чём уже предварительно договорился с Павлом Петровичем. По этому случаю был даже выпущен из Алексеевского равелина Петропавловской крепости казачий атаман Матвей Платов, который по мнению Павла должен был знать дорогу в Индию. На вопрос императора, знает ли он дорогу в Индию, Матвей Иванович ответил утвердительно, так как мгновенно сообразил, что отрицательный ответ вернёт его обратно в равелин... На самом же деле, где Индия Платов не знал, да и сам Павел отриентировался нетвёрдо. Для него Индия была лишь контуром на ландкарте, куда из России вела единственная линия: дорога через Хиву, Бухару и Кабул. Но смерть императора не дала свершиться этим заманчивым замыслам.


Матвей Платов в 1812 году
Гравюра Соломона КАРДЕЛЛИ с картины Александра ОРЛОВСКОГО

И вот теперь, 9 июля 1812 года, завязался ожесточенный бой казаками атамана Платова и польскими уланами генерала Александра Рожнецкого. Казаки применили свой излюбленный – вентерь – заманивание противника с последующим окружением.




Дело казаков Платова под Миром 9 июля 1812 г., фрагменты
Виктор МАЗУРОВСКИЙ


Атака донских казаков атамана М. И. Платова около г. Несвижа 27 июня 1812 г.
Семён КОЖИН

Застава из ста казаков, расположенная на дороге в Кареличи, завидев врага, должна была поспешно отступать, увлекая его за собой. А затем, развернувшись, атаковать неприятеля с фронта. Две другие бригады, в это же время наносили удары с флангов и тыла. Три уланских кавалерийских полка из бригады генерала Турнова (дивизии генерала Рожнецкого), погнавшись за заставой, попали в засаду и были в этом сражении практически полностью разбиты. Остатки в беспорядке отступили.


Атака донских казаков М.И. Платова около города Несвижа 27 июня 1812 г.
Николай БОГАТОВ

Кавалерийский бой под Миром продолжился на следующий день. Командир французского кавалерийского корпуса генерал Латур-Мобур потребовал от командира дивизии польских улан генерала Рожнецкого перейти в наступление и вернуть утраченные позиции.


Портрет генерала Александра Рожнецкого
Неизвестный художник


Дело казаков Платова у Мира 28 июня (10 июля) 1812 г.
Николай КРАСОВСКИЙ


Дело казаков Платова у Мира 28 июня (10 июля) 1812 г., фрагмент
Николай КРАСОВСКИЙ

Бой длилися несколько часов с переменным успехом, пока у вечеру не подоспели на подмогу казакам эскадроны конников генерал-майора Васильчикова и регулярной конницы генерал-майора Кутейникова. В двухдневных боях под Миром казаки Матвея Платова разгромили 9 уланских полков наполеоновской армии, проявив высокое мужество и мастерство. Это был первый крупный успех русской армии в Отечественной войне, он дал возможность отхода Второй Западной армии генерала Багратиона.

14 августа 1812 года. Сражение под Красным.

Оригинал взят у pro100_mica в 14 августа 1812 года. Сражение под Красным.
День 2 августа принадлежит Неверовскому. Он внёс его в историю..., окруженный, отрезанный, совершил своё львиное отступление, самими неприятелями так названное
генерал от кавалерии Павел Христофорович Граббе
Героическая ретирада отряда генерал-лейтенанта Дмитрия Петровича Неверовского от Красного к Смоленску стала одним из самых славных и знаменитых подвигов русских воинов в войне 1812 года.


Портрет генерал-лейтенанта Неверовского
Юрий ИВАНОВ

14 августа Наполеон Бонапарт переправился через Днепр и по левому берегу реки повёл свои войска в направлении местечка Ляды, совершив по мнению некоторых историков движение самое искусное из всех, сделанных им в течение сего похода... Здесь находился резервный отряд генерал-майора Евгения Ивановича Оленина, сразу же отступившего в город Красный, обороняемый 27-дивизией генерал-лейтенанта Дмитрия Неверовского.

Collapse )
Утром 14 августа 3-й армейский корпус после короткого марша достиг правого берега Днепра недалеко от Хомино, расположенного на левом берегу. Три спуска вели с высокого крутого берега к реке: два для артиллерии и конницы, третий – для пехоты. Артиллерия и конница должны были переправляться вброд, пехота – по свайному мосту. Многочисленная артиллерия и разные обозы стояли на правом берегу, ожидая переправы. Теснота была жуткая: войска, обозы, артиллерия – все хотели перейти через реку первыми, но никто не регулировал переправу. Беспорядок еще более усилился, когда раздались орудийные выстрелы. Все заторопились скорее переправиться на левый берег, чтобы после стольких тяжелых переходов наконец-то сразиться с врагом. Эту канонаду производил авангард Мюрата, гнавший перед собой несколько казачьих отрядов, пытавшихся на дороге на Красное разрушить несколько мостов через приток Днепра.

Перед отрядом генерала Неверовского, сформированного наполовину из необстрелянных новобранцев, стояла тяжелейшая задача – любой ценой на некоторое время задержать продвижение противника, дав возможность русским войскам, находящимся на правом берегу Днепра, отступить к Смоленску. Следует отметить, что зачастую в описании подвига Неверовского есть некоторые неточности, сам генерал в своих записках пытался их исправить. Город Красный защищала не вся 27-я дивизия, прозванная позже Бессмертной, а лишь четыре полка – Симбирский и Виленский пехотные, 49-й и 50-й егерские.



Портрет генерал-майора Оленина
Джордж ДОУ

Кроме этого, забывают про небольшой отряд ополчения генерал-майора Евгения Оленина, также сражавшийся при Красном. Именно Оленину Неверовский поручил командование егерскими полками и ополченцами, оборонявшими село Красное. Несколько часов шёл бой, егеря держались в Красном, стреляя во французов не только из засад, но и сходясь с ними в рукопашной.


Шуассеры 24-го полка легкой пехоты в сражении при Красном
Александр ЕЖОВ

Лишь когда неприятельская кавалерия стала обходить город с флангов, Неверовский дал приказ отступать. В одной из контратак генерал Оленин получил сабельное ранение в голову, но остался в строю. Весь путь Львиного отступления он проделал с Неверовским. Кроме этого, отряд Неверовского был также усилен казачьим и драгунским полками.


Неаполитанский король Иоахим Мюрат и его штаб в сражении при Красном
Александр ЕЖОВ

В общей сложности у генерал-лейтенанта Неверовского насчитывалось около 7,5 тысяч человек и 14 орудий. Против него у французов была кавалерия во главе с гарцующим маршалом Мюратом и корпус не менее знаменитого маршала Мишеля Нея. В полдень 14 августа передовые части кавалерии Мюрата подошли к Красному, за ними следовала пехота маршала Нея. Неверовский, отойдя за город, установил на левом крыле артиллерию, прикрыв её Харьковскими драгунами, а на правом поставил казаков. Но французская конница пошла в обход наших флангов. Стоявшие на левом крыле драгуны пошли было в атаку, но были опрокинуты; из батареи французы захватили часть пушек; остальные орудия успели уйти по смоленской дороге. На правом фланге та же участь постигла казаков. Драгуны и казаки рассыпались по широкому окружающему дорогу ржаному полю и стали отличной мишенью для мюратовской кавалерии, которая преследовала и нещадно рубила их. Таким образом, с самого начала битвы отряд Неверовского лишился и артиллерии, и кавалерии, оставшись с пехотной дивизией перед лицом стремительно наступавших французов. Тогда генерал за прилегающим довольно глубоким оврагом выстроил полки свои в боевой порядок и начал отход к Смоленску по большаку, используя непростой рельеф местности.


Сражение под Красным 14 августа 1812 года
Неизвестный художник

Подвиг генерал-лейтенанта Дмитрия Петровича Неверовского состоял не в удержании города, что вряд ли было бы возможным при таком превосходстве противника в навыке ведения боя (авангард Мюрата составлял не более 8 тысяч, но это была опытная, прожжённая в боях кавалерия, а не новобранцы), а в грамотном отступлении. Неверовский, выстроив солдат в каре, обратился к ним просто и без затей: Ребята! Помните же, чему вас учили в Москве, поступайте так и никакая кавалерия не победит вас, не торопитесь в пальбе, стреляйте метко во фронт неприятеля; третья шеренга – передавай ружья как следует, и никто не смей начинать без моей команды "Тревога!"


Сражение под Красным, фрагмент
Неизвестный художник


Сражение при Красном. Атака вюртембергских шевалежер на каре русской пехоты
Александр ЕЖОВ

Первый залп русской пехоты сбил спесь с польских улан и вюртембергских шевалежеров. В один миг земля вокруг каре покрылась ковром из убитых и раненных всадников и лошадей. Повис на штыках егерей командир 6-го шевалежерского полка полковник де Марбёф. Французская пехота отстала сразу, потому что она не могла угнаться за движением пехоты Неверовского. Как только французская конница шла в атаку, каре останавливалось и по знаку Неверовского раздавались залпы. Все пространство вокруг колонны покрывалось трупами и ранеными. Хорошо, ребята! - подбадривал Неверовский. Солдаты отвечали: Рады стараться! Ура!.

Одна атака кавалерии Мюрата следовала за другой. Казалось, французам ничего не стоило просто раздавить отступавших к Смоленску необстрелянных русских солдат. Но маршал Мюрат рассчитывал смять противника силами одной лишь кавалерии, как в былые времена, вызвав, кстати, позже этим гнев Наполеона – стоило маршалу применить артиллерию, от русской пехоты бы ничего не осталось. Но солдаты Дмитрия Петровича Неверовского медленно отступали в полном порядке, отбивая одну атаку за другой и поражая противника прицельным огнём. Часть отступления Неверовский провел по дороге обсаженной березняком, и французским кавалеристам было сложно прорваться через эти естественные преграды – ряды берез, буреломы и канавы – и мешало им совершить фланговый обход, так что некоторое время маршал Мюрат был вынужден атаковать русскую пехоту в лоб.



Подвиг генерала Неверовского под Красным
Петер ГЕСС

Неприятель, увидев отступление, удвоил кавалерийские атаки. Неверовский сомкнул свою пехоту в колонну и заслонился деревьями, которыми обсажена дорога. Французская кавалерия, повторяя непрерывно атаки во фланги и тыл генерала Неверовского, предлагала наконец ему сдаться. Он отказался, люди Полтавского полка, бывшего у него в этот день, кричали, что они умрут, а не сдадутся. Неприятель был так близко, что мог переговариваться с нашими солдатами (генерал Паскевич)


Сражение при Красном

Но через несколько километров эти берёзы закончились, дорога стала открытой, и дивизию Неверовского помяли очень серьезно. В общей сложности она потеряла около полутора-двух тысяч человек. Но тем не менее кавалеристы не смогли ворваться в этот строй, хотя делали в нём бреши, рубили, но полностью разрушить не могли. Вот как описывали это участники событий с неприятельской стороны: Дивизия Неверовского не сохранила своего прежнего построения; она представляла уже не что иное, как густую, нестройную массу; но, уподобляясъ огненному шару, шла безостановочно по открытой местности (командир эскадрона 2-го Лейб-шеволежерского полка Бисмарк); Мы произвели бесчисленные кавалерийские атаки на спешно отступающего противника, однако не удалось привести его в расстройство. Спокойствие и хладнокровие русской пехоты, которую мы постоянно преследовали вплоть до темноты, достойны восхищения, она одна спасла отряд (лейтенант Ведель)

Кроме этого, генерал Неверовский заблаговременно отослал отряд 50-го егерского полка с двумя пушками за небольшую речушку где-то примерно в 20 километрах от начала боя. И когда французы догнали дивизию до этого места, вдруг из-за речки раздался огонь орудий, то они решили, что подошли подкрепления, и преследование остановилось, тем более что французская кавалерия тоже уже была на пределе. Многокилометровые непрерывные атаки не выдерживали не только люди, но и кони. Из воспоминаний поручика Н.И. Андреева, адъютанта 3-го батальона 50-го егерского полка: Голубчики не струсили; не дали неприятелю торжествовать... Первое сражение, дивизия молодая, рекруты, но отделались. Хвала и Неверовскому: он остановил стремление неприятеля и обессмертил свое имя сим сражением, выведя свою дивизию, можно сказать, невредимою...


К двум часам дня 15 августа отряд Дмитрия Неверовского соединился с войсками генерала Николая Раевского в 6 км от Смоленска.

портрет Дмитрий Неверовского
Портрет Дмитрия Неверовского
Джордж ДОУ

Я помню какими глазами мы увидели Неверовского и его дивизию, подходившую к нам в облаках пыли и дыма, покрытую потом трудов и кровью чести! Каждый штык горел лучом бессмертия (Денис Давыдов)

Французы говорили потом, что Неверовский сражался, как Лев. Маршал Мюрат признался императору, что никогда ещё не видел больше отваги со стороны неприятеля, по мнению Сегюра, честь этого дня принадлежит французской кавалерии. Атака была настолько же ожесточённа, насколько была упорна защита. На стороне последней имелось больше заслуг, так как она могла употреблять только одно железо, против огня и железа, а маркиз Жорж де Шамбре, генерал от артиллерии отметил, что дело под Красным являет достопамятный пример превосходства хорошо обученной и хорошо предводимой пехоты над конницей

Император Александр I отметил подвиг генерала орденом Святого Георгия 4-й степени. Таким образом на подступах к Смоленску, в районе города Красного, дивизия генерал-лейтенанта Дмитрия Ивановича Неверовского, отступая и героически отражая многочисленные атаки прославленной конницы Мюрата, дала возможность русским войскам подтянуться к Смоленску.


Неустрашимость и храбрость русского солдата явились во всем своем блеске
(из донесения генерала Неверовского).

А теперь взгдяд на событие с противоположной стороны, глазами, уже ставшего нашим специальным корреспондентом,
Христиана Вильгельма Фабера дю Фора:




Бой под Красным 14 августа 1812 года
Христиан Вильгельм Фабер дю ФОР

Во второй половине дня 14 августа Мюрат и Ней подошли к Красному – маленькому городку в 46 верстах от Смоленска, который пытался защищать полк русской пехоты. Отброшенный от города дивизией Ледрю, полк поспешно отступил и присоединился к дивизии пехоты из пяти или шести тысяч человек, отступающей от Красного на Смоленск, при поддержке кавалерии и артиллерии.

Это была дивизия Неверовского. Местность, на которой ее настигли, была широкой долиной, засаженной колосьями, одни из которых еще стояли, другие были скошены и связаны в снопы. Таким образом, местность была полностью открыта для атак кавалерии. Однако мелкая речка с крутыми берегами, мосты через которую были разрушены, еще разделяла сражавшихся.

Затруднения при переправе через реку кавалерии дали Неверовскому время занять оборонительную позицию и построить свою пехотную дивизию в одно плотное каре. Едва это построение было завершено, он увидел, что его собственная кавалерия опрокинута и рассеяна и он, к тому же, теряет 12-пушечную батарею, а на него самого обрушиваются мощные кавалерийские атаки. Неверовский со своим каре отступил, но если ему и удалось уйти, то своим спасением он обязан не столько бесспорной стойкости его войск, сколько беспорядочности атак Мюрата, который, в своем нетерпении, не стал дожидаться помощи артиллерии.

Едва 2-я вюртембергская конная батарея вышла на эффективную дистанцию стрельбы, едва она открыла огонь, чтобы проделать брешь в плотной массе противника и проложить тем самым путь кавалерии, как бурлящая храбрость Мюрата стала бросать полк за полком вперед на противника, которого он много раз пытался сокрушить с саблей в руке, но не сумел, так как бреши вновь и вновь закрывались. Этот маневр повторялся раз за разом, пока Неверовский не нашёл, наконец, возле леса проход, через который он и ускользнул, имея прикрытые фланги и тыл. Потеряв две тысячи человек, он поспешил на помощь Смоленску.

30 июля – 1 августа 1812 года. Сражение при Клястицах.

Оригинал взят у pro100_mica в 30 июля – 1 августа 1812 года. Сражение при Клястицах.
Русским войскам на левом фланге Наполеон Бонапарт противопоставил два корпуса – 10-й маршала Этьена-Жака Макдональда, основу которого составлял прусский вспомогательный корпус и 2-й под командованием знаменитого дырявого маршала Никола Удино, прозванного так за многочисленные серьёзные ранения. Удино, преследовавший войска генерал-лейтенанта Петра Христиановича Витгенштейна, сначала сделал попытку овладеть крепостью Динабург, но, не добившись успеха, направился к Полоцку, который и занял 26 июля. Здесь он получил приказ императора идти на соединение с Макдональдом для осуществления совместного удара по 1-му пехотному корпусу русских.


Витгенштейн Пётр Христианович
Юрий ИВАНОВ

Командующий этим корпусом генерал Пётр Витгенштейн, верно рассудив, что находясь меж двух огней сражаться на два фронта сродни самоубийству, принял единственно верное решение – играть на опережение, начав самостоятельные боевые действия: Я решился идти сегодня же в Клястицы, на Псковской дороге, и 19 числа на рассвете атаковать Удино всеми силами. Если с помощью Всевышнего его разобью, то уже с одним Макдональдом останусь спокоен (из донесения Витгенштейна)

Collapse )

Кульнев Яков Петрович
Яков Кульнев
Юрий ИВАНОВ

Надо отметить, что находящийся в составе корпуса Витгенштейна отряд генерал-майора Якова Петровича Кульнева ещё до этого сражения обеспечил своими действиями весьма беспокойную жизнь французам, атакуя их то в одном, то в другом месте и нанося ощутимый урон отрядам корпуса маршала Удино. Кроме этого, именно его молодцам удалось раздобыть важные сведения о намерениях наполеоновских маршалов идти на соединение.

Витгенштейн двинулся наперерез противнику, рассчитывая занять Клястицы первым. Но это ему не удалось, французы вступили в деревню раньше. Тем не менее генерал продолжил свое движение, намереваясь дать неприятелю решительный бой.


Сражение при Клястицах. 30 июля 1812 года
Петер фон ГЕСС

Битва началась 30 июля около 2 часов дня столкновением у соседней с Клястицами деревни Якубово русского авангарда с дивизией Леграна. Первыми вступили в него два эскадрона Гродненского гусарского полка (командиры эскадронов майор Назимов и ротмистр Ильинский). К пяти часам дня генерал-майор Кульнев выбил неприятельских стрелков из леса на дороге из Ольховой к Якубову и расположился с войсками на высотке напротив этого села, которое все ещё было в руках у французов. Бой с переменным успехом продолжался до позднего вечера. Русские оттеснили французов к Якубову, но не успели овладеть этим селением полностью, в нём оставалась часть наполеоновской пехоты.




Сражение при Клястицах. 30 июля 1812 года, фрагменты
Петер фон ГЕСС

Боевые действия возобновились в три часа ночи 31 июля. Удино повел атаку на центр русских, но она была отражена огнём артиллерийских батарей. Наши войска перешли в наступление и французы начали отступать к Клястицам. Утром русские овладели правым берегом реки Нищи и расположились напротив неприятельских позиций. Единственный мост у Клястиц находился под выстрелами французских батарей. Удино, понимая, что Клястицы ему уже не удержать, приказал зажечь мост и готовиться к отступлению. По пылающему мосту вперед бросился 2-й батальон Павловского гренадерского полка, в то время как гродненские гусары Кульнева и ямбургские драгуны переправились через Нищу бродом для обхода французских позиций.


Атака гусар Кульнева у Клястиц 20 июля (1 августа) 1812 года
Николай САМОКИШ


Смерть генерала Кульнева
гравюра Василия ХРАМЦЕВА

Французы отступали от Клястиц, и для их преследования был выслан отряд под командованием Кульнева, который 1 августа 1812 года перешел через реку Дриссу и двинулся к селу Боярщина. И хотя Кульневу было приказано вести преследование осторожно, он увлекся, решив нанести противнику ещё один удар и разгромить его. У села Боярщина русские попали в засаду, весьма искусно устроенную французами, угодив под перекрестный огонь артиллерии, ведущийся с господствующих высот. В разгар сражения генерал-майор Кульнев погиб. По одной из версий, наиболее распространённой, причиной его гибели было артиллерийское ядро, которое оторвало Якову Петровичу обе ноги; по другой – свидетельству одного из французских офицеров, якобы очевидцу его гибели – Кульнев получил сабельный удар по горлу и от этого скончался. Но, так или иначе, генерал пал на поле боя, обеспечив при этом успех, который по его следам развил уже генерал-лейтенант Пётр Витгенштейн, удостоившийся впоследствии неофициального титула Спасителя Петербурга (Петрополя, как его величал поэт Василий Жуковский)


Генерал П.Х. Витгенштейн в мундире лейб-гвардии Гусарского полка
Франц КРЮГЕР

...Теперь два слова
Скажу про Кульнева, – о нём
Тебе, чай, слышать уж не ново?

Иоганн Рунеберг


Портрет генерал-майора Якова Кульнева
Луи де СЕНТ ОБЕН                                                                    Соломон КАРДЕЛЛИ

Говорят, даже скептически относящийся к русским офицерам Наполеон, называл Якова Кульнева русским Лассалем. Я с ним не согласна!) Генерал, конечно, был лихим гусаром и рубакой, как и Лассаль, но в остальном Яков Петрович был полной противоположностью удалому французу. Выбирая между женщиной и войной, он предпочёл последнее, отказавшись от брака с любимой из-за поставленного ею условия: или Я, или служба... В отличие от расхожего представления о гусарском офицере, жил по дон-кишотски, бедно, картам и вину на досуге предпочитая чтение Квинта Курция, практически всё своё жалование отсылая родным. Из полученных за блистательный поход его кавалерии через Балтику 5 000 рублей Кульнев половину отослал матери, остальные истратил на друзей и своих подчинённых. А сам продолжал есть курицу из трёх блюд: плашмя, лежмя и всяко разно.

Люблю Россию! Хороша она, матушка, ещё и тем, что у нас в каком-нибудь углу да обязательно дерутся
(Яков Петрович Кульнев)

Человек отменной храбрости и высоких нравственных качеств, заботился о своих солдатах, был невероятно ими любим. Жил на жалование, на солдатах никогда не наживался, хотя это было довольно распространенное в русской армии явление.


Генерал Яков Кульнев
Неизвестный художник

Огромного роста (человеку нормального роста эфес сабли Кульнева доходил до плеча), с крупными чертами лица, грозными большими усами и бакендардами, и при этом добродушный, чудаковатый, объект шуток сослуживцев за его прямоту и лаконичность. Пока остальные командиры сочиняли высокопарные и витиеватые приказы, Кульнев, писал:

На марше быть бодру и веселу. Уныние свойственно одним старым бабам.
По прибытии на бивак чарка водки, кашица с мясом и ложе из ельнику. Покойная ночь.


04_08_02.jpg

Честный и благородный, раненым неприятелям он говорил, что больным русских бояться не надо, за мародерство жестоко наказывал, пленных в обиду не давал, местным жителям не причинял неприятностей. Может быть вы знаете (я – нет) другого русского офицера, которого бы так почитали враги. Говорят, что шведский король направил в действующую против России армию странный приказ, в котором запрещал стрелять в генерала Кульнева! А ведь чего только стоил его рейд по льду через Ботнический залив... Покоренная Финляндия обожала его, все жители старинного Або высыпали на улицы, устроив генералу и его гусарам пышную встречу, как триумфатору... А школьники читали о нём стихи:

Вглядись – то Кульнев знаменитый!
На нас рука его несла
Беду и смерть и ужас боя,
Но честь его и нам мила,
Как честь родного нам героя...

Антуан де Лассаль говорил, что гусар, доживший до тридцати лет – это не гусар, а ничтожество... Яков Петрович опроверг эту сентенцию, он погиб, не дожив несколько дней до своего 49-летия, прожив для гусара достаточно долгую и славную жизнь.


Портрет Якова Кульнева
Джордж ДОУ
Похоронили его на берегу Дриссы, недалеко от селения, где он родился.

Россия потеряла в нем истинного гражданина, армия – вождя, подчиненные – справедливого начальника,
а друзья – верного друга
(генерал Сергей Григорьевич Волконский)

Кроме гибели генерал-майора Кульнева, потери русских войск во время трёхдневного сражения при Якубове, Клястицах и Боярщине составили 1195 человек. Ранено 2502 человека, пропало без вести 504. Ранен был и генерал-лейтенант граф Витгенштейн. Больше других убитыми потеряли 23-й и 24-й егерские полки и Тенгинский пехотный полк, сдерживавшие продвижение неприятеля.


На дороге между Бешенковичами и Островно, 31 июля 1812 года
Христиан Вильгельм Фабер дю ФОР

31 июля нас сменили баварцы, и мы покинули Бешенковичи, чтобы присоединиться к нашей дивизии, стоявшей лагерем в Лиозне. Два дня мы следовали по тылам нашей армии, двигаясь на соединение с нашим корпусом. В пути мы вновь, как и возле Полоцка, видели ужасное состояние войск. Стало обычным явлением наблюдать каждый день, как измученные солдаты отстают от своих частей. Увещевания, угрозы и даже наказания – все было напрасно. На каждом привале было заметно, что количество наших людей сокращается. Была надежда, что на следующем привале отставшие нагонят свою часть. Тщетно! Большинство этих несчастных, упавших от усталости, устилали своими трупами путь Великой армии, но это могли видеть лишь те, кто как мы, следовали за армией с отставанием в несколько дней. В двух лье от Бешенковичей среди прочих трупов мы заметили два, лежавших на обочине: это были солдаты нашей легкой пехоты. На одном был надетый наизнанку мундир – так наказывали отставших. Короткая остановка нашего отряда позволила достойно похоронить этого беднягу


В окрестностях Островно, 1 августа 1812
Христиан Вильгельм Фабер дю ФОР

В марше на Лиозно мы проследовали через Островно и Витебск (главный город губернии, в 567 верстах от Москвы). Перед первым из этих двух городов мы проходили место боя, где 25 июля Мюрат встретил Остермана. Мы видели следы сражений, происходивших здесь 25, 26 и 27 июля. Они сопровождали нас вдоль всего пути до самых стен Витебска. Дорога была усеяна обломками оружия и мертвыми телами. Трупы людей и лошадей мы видели то в одном месте, то в другом. Там, где поле боя равнялось ширине дороги, зажатой с двух сторон лесом, ясно были видны позиции, последовательно занимавшиеся русскими. Лежащие несколько дней под палящим солнцем и изуродованные ранами и разложением, трупы являли отвратительное и ужасное зрелище. Отравляя воздух на большом расстоянии вокруг себя, они делали невыносимым дальнейшее наше продвижение

Медаль за город Будапешт

Оригинал взят у amak_190 в Медаль за город Будапешт
Все знают слова песни, в которой упоминается медаль за взятие Будапешта.

Хмелел солдат, слеза катилась,
Слеза несбывшихся надежд,
И на груди его светилась
Медаль за город Будапешт
.



Мало кто знает, что упоминание её в песне не случайно - среди солдат эта медаль ценилась не меньше чем медаль за взятие Берлина.
Все дело в том, что битва за Будапешт не уступала по кровопролитности битве за Берлин, а по продолжительности даже превосходила.
Штурм Будапешта вошел в историю Второй мировой войны как одно из кровопролитнейших сражений, которое вели советские войска за населенный пункт противника. Эта битва продолжалась 108 дней  с 29 октября 1944 по 13 февраля 1945 года. Людские потери советских войск составили 320 082 человека, из которых 80 082 — безвозвратные (с учетом Дебреценской операции соответственно 404 092 и 99 739 человек).
Для сравнения – за время Берлинской операции с 16 апреля по 8 мая Советские войска потеряли 352 475 человек, из них безвозвратно - 78 291 человек. Collapse )

ТБ-5 Григоровича. Компиляция для вики и несколько личных замечаний

Оригинал взят у jr0 в ТБ-5 Григоровича. Компиляция для вики и несколько личных замечаний
Тяжёлый бомбардировщик, созданный в тюремном КБ-«шарашке» ОГПУ (ЦКБ-39) по инициативе Н. Е. Пауфлера — сотрудника ОГПУ, директора авиазавода им. Менжинского на Ходынке, где размещалось КБ со множеством знаменитых советских заключённых авиаконструкторов осуждённых, по большей части, по Делу Промпартии без суда.

ТБ-5 на Центральном аэродроме.jpg
Опытный бомбардировщик ТБ-5 на
Центральном аэродроме. На заднем плане слева три опытных истребителя И-5 у ограды ЦКБ-39 ОГПУ. 6 июля 1931 года, день показа Сталину.
Фотография Корвина-Кербера
Collapse )

万歳, лейтенант Итикава!

Оригинал взят у d_clarence в 万歳, лейтенант Итикава!
Японцу, коммунисту и замечательному человеку за спасенные жизни волжских ребят.


Умирал Сёити Итикава страшно. Еще до суда, в предварительном заключении, ему забили гвозди под ногти на ногах. Все шестнадцать лет, что он провел в тюрьме, Сёити выходил на прогулку ступая вывороченными ступнями и корчась от боли. Из них четырнадцать лет он выносил на спине подышать воздухом своего товарища Гоитиро Кокурё, которому тюремщики просверлили коленные чашечки. Есть тюремную пищу Сёити не мог - пиорея и страшно опухли десна. Он только пил пустой бульон и сосал зерна. Всего полгода не дожил он до освобождения - умер 15 марта 1945 года от истощения. Труп Сёити Итикава весил всего 34 килограмма при росте в 172 сантиметра.

За что принял он лютые муки, как жил, что совершил и за что ему до сих пор благодарны на далекой Волге?
Collapse )

По показаниям Нестора на 1886 год вел. кн. Ольга тусила на река МСТА

Оригинал взят у bskamalov в По показаниям Нестора на 1886 год вел. кн. Ольга тусила на река МСТА
"Наши" Ольденбурги в 1884-85 годах тусили по северным губерниям и в 1886 году вышла такая книжка :



Collapse )