oliver_queen92 (oliver_queen92) wrote,
oliver_queen92
oliver_queen92

Categories:

Дибазол для товарища Сталина

Оригинал взят у second_doctor в Дибазол для товарища Сталина
2-бензилбензимидазол впервые синтезирован в 1899 г. химиками Р. Вальтером и Т. Пулавски (R. Walther, Th. Pulawski). Результаты опыта были опубликованы и сразу забыты — никаких полезных свойств у нового вещества тогда не обнаружили. Почти полвека спустя, в 1946 г. в Ленинграде состоялось совещание, давшее второй шанс веществу с труднопроизносимым названием. На кафедре технологии органических красителей Ленинградского технологического института им. Ленсовета встретились «физики и лирики».


Молекула Бендазола


Цех химиков- синтетиков возглавлял академик А.Е. Порай-Кошиц — настоящий динозавр, переживший эпоху титулярных советников. Он бессменно руководил кафедрой с 1911 г.. Молодое поколение представляли Б.А. Порай-Кошиц — младший, а также О.Ф. Гинзбург и Л.С. Эфрос. Химики-синтетики отвечали за создание новых, потенциально лечебных веществ, а испытывать их собирались фармакологи под руководством Л.Ф. Лазарева, возглавлявшего кафедру фармакологии Военно-морской медицинской академии (далее ВММА). На совещании решено было работать над синтезом и испытанием производных бензимидазола. Бензимидазол имеет структурное сходство с биологически активным пурином и предполагалось, что среди родственников бензимидазола окажутся интересные соединения.


Порай-Кошиц Александр Евгеньевич
Автор: неизвестен - Семейный архив., Добросовестное использование, Ссылка

Вскоре на кафедру фармакологии ВММА поступили первые запечатанные пробирки. Профессор Лазарев записывал сведения о новом веществе в тетрадь и складывал пробирки в коробку из-под печенья. Коробка вместе с тетрадью хранились под замком в ящике профессорского письменного стола. Осенью 1946 г. Гинзбург передал на кафедру солянокислую соль 2-бензилбензимидазола. Осталось за кадром, упомянул ли химик в сопроводительной записке первооткрывателей Вальтера и Пулавски или целиком приписал открытие к «достижениям советской науки». В 40-х годах ссылки на зарубежные и тем более, на германские первоисточники были, скажем так, не политкорректны. Но как бы то ни было, пробирка была зарегистрирована и легла в коробку из-под печенья в ожидании испытаний.


Лазарев Николай Васильевич

В годы II Мировой войны фармакологи ВММА сосредоточились почти исключительно на поиске стимуляторов центральной нервной системы. Стимуляторы (в основном из семейства амфетамина) должны были сделать красноармейца сильнее, быстрее и умнее, нежели его визави с другой стороны «нейтралки». После Победы инерция научного мейнстрима сохранялась и в первую очередь исследовались нейротропные свойства новых веществ. Исследование нового вещества поручили Матвею Розину. Первыми жертвами Дибазола (название придумал профессор Лазарев) стали кошки — в сухом остатке было резкое усиление возбудимости спинного мозга при отсутствии сколько-нибудь выраженного влияния на головной. Следом на алтарь науки легли (буквально) морские свинки. Зверькам дали трикрезилфосфат, поражающий нервную систему. Шестнадцать зверьков сдохло, одиннадцать выжило — им дали дибазол. Дибазол вводили мышам внутрибрюшинно и опыт на доказал низкую токсичность вещества. Однако, выводы следовало проверить. Профессор смешал дибазол с глюкозой и раздал навески сотрудникам кафедры.

- Ну как? - спросил Лазарев.

- Никак, - ответил один адъюнкт.

- Противный, зараза! - сморщился второй.

Профессор удовлетворённо кивнул — теперь можно было переходить к испытаниям на людях. В сороковые годы страна переживала «идеальный шторм» патологий нервной системы. Война оставила наследство в виде огромного количества травматических параличей и парезов. В стране бушевала эпидемия полимиелита, калечащая детей вплоть до паралича дыхательной мускулатуры, а с Дальнего Востока распространялась популяция клещей - переносчиков энцефалита. Лекарство, способное хотя бы облегчить симптомы поражения нервной системы, требовалось «уже вчера».

Розин доложил профессору об успешном завершении опыта на морских свинках. Адъюнкт вслух размечтался об экспериментах на животных с поражением нервной системы вирусами, токсинами... Заодно Розин предложил использовать дибазол для лечения параличей.

Совет молодым учёным от старого к.м.н.: Никогда не делитесь своими прожектами с научным руководителем, ибо возможны два варианта. Ваши мечты будут растоптаны лакированным профессорским полуботинком или ещё хуже — вас заставят их реализовать.

- Вы врач, или кто? - остановил мечтателя Лазарев. - Если врач, то имейте в виду, рядом с нами, в клинике Турнера лежат дети — жертвы полимиелита. И будут лежать до старости, если мы не прыгнем выше головы и не родим лекарство. Так что берите весь дибазол, что остался от свинок и бегом, именно бегом следуйте в Турнера.

Современному фармакологу эта история покажется анекдотом. Почти невозможно дать детям препарат, испытанный на мышах, кошках и истощённых организмах адъюнктов (это такой военный подвид аспирантов). Но в послевоенном Ленинграде были свои представления о допустимом риске. Не забывайте, там до сих пор висят таблички «Эта сторона наиболее опасна при обстреле».

Из научно-исследовательской клиники им. Г.И. Турнера адъюнкта не только не выгнали, но и согласились принять недоисследованный препарат. Далее приведу выписку из истории болезни Лиды С.:

«Заболела полиомиелитом 1.IX 1946. В момент исследования 7.III 1948 отмечается вялый парез обеих верхних и нижних конечностей. Опереться на ножки не может даже при поддержке...»

Далее там же:

«...30.III после пяти порошков дибазола самостоятельно ходит вокруг стула, опираясь на него локтями».

Итог применения дибазола в клинике: у 91 ребёнка из 100 выявлено клиническое улучшение. Одновременно дибазол испытывался в клинике нервных болезней ВММА. Врачами под руководством проф. Триумфова было выявлено увеличение мышечной силы у пациентов, перенёсших инфекционный полиневрит. К исследованию подключились другие неврологические клиники — заключения были сплошь положительные. В 1950 г. ленинградском химико-фармацевтическом предприятии «Фармакон» была выпущена первая промышленная партия дибазола (выпуск осуществлялся до закрытия фабрики в 2004 г.). Началось победное шествие дибазола по аптекам и больницам СССР. В 1951 г. в Ленинградском обкоме КПСС был поднят вопрос о присуждении коллективу химиков и фармакологов во главе с Лазаревым Сталинской премии. Но...

Самый Главный Пациент

Товарищ Сталин чутко заботился о развитии советской науки. Товарищ Сталин лучше Курчатова понимал значение атомной бомбы для народного хозяйства и лучше Вавилова — смысл яровизации пшеницы. После перенесённой в 1885 г. травмы левая рука товарища Сталина была короче, слабее и плохо сгибалась. Примерно в 1950 или 51 годах врачу 4-го Главного Управления Минздрава пришла в голову идея назначить Сталину дибазол для уменьшения пареза руки.

Комитет по Сталинским премиям единодушно высказался за присуждение премии за открытие дибазола, но этого оказалось недостаточно. Вопрос был вынесен на обсуждение в Совет Министров СССР. Слово взял зам. Председателя Совета Министров Маленков:

«Дибазол лекарство, конечно, хорошее, но товарищу Сталину он не помог».

В сухом остатке

После замечания Маленкова все как-то сразу забыли о вручении премии создателям дибазола. Увы, действие дибазола на нервную систему и в самом деле оказалось весьма и весьма скромным. В перечне показаний для дибазола по прежнему числятся остаточные симптомы полиомиелита у детей, последствия родовых травм, паралич лицевого нерва, но ожидать чудесного исцеления не стоит. Дибазол действительно активирует межнейронные контакты в спинном мозге, но повторить библейский сценарий на тему «встань и иди» он не смог. К слову, на это не способно ни одно из вновь открытых лексредств и спинальным больным по прежнему приходится надеяться лишь на добрые руки сиделки.

Спас дибазол академик С.В. Аничков. Весной 1947 г. Аничков (в описываемое время возглавлял отдел фармакологии Института экспериментальной медицины и по совместительству заведовал кафедрой фармакологии Ленинградского санитарно-гигиенического медицинского института, далее - ЛСГМИ) случайно узнал о новых химических соединениях в лаборатории Лазарева и заинтересовался ими. На кафедре Аничкова в ЛСГМИ исследованием дибазола занялся болгарин Пасков и тогда-то была открыта способность дибазола снижать артериальное давление (за счёт сосудорасширяющего действия) и расслаблять гладкую мускулатуру внутренних органов. Как спазмолитик, дибазол уступил первенство Папаверину и впоследствии Дротаверину (Но-Шпа), зато надолго прижился в аптеках и фельдшерских укладках в качестве гипотензивного средства, пока не был вытеснен более эффективными средствами.


Аничков Сергей Викторович
Автор: неизвестен - Шабанов П. Д. В. П. Кравков в Военно-медицинской академии. / П. Д. Шабанов - СПб.: Art-Xpress, 2015, Общественное достояние, Ссылка

Занимательная фактура

Одному советскому учёному пришла в голову мысль испытать дибазол вместе с другими соединениями на канарейках. Опыт прошёл успешно – из всех исследованных соединений только дибазол вызывал чириканье у канареек в зимнее время.

В 1956 г. к Лазареву обратился некто Бройтман с жалобой: В округе (Дедовичский район Псковской области) много случаев коклюша у детей, а у доктора Бройтмана нет специфических средств от этой напасти. Нельзя ли попробовать дибазол, о котором говорят столько хорошего? Как Бройтман уговорил Лазарева применить стимулятор нервной системы дибазол в лечении инфекционного коклюша — история умалчивает. Однако, профессор распорядился выдать настырному врачу потребное количество Дибазола. У себя в райцентре Бройтман добросовестно подсчитал уменьшение приступов кашля и даже количество кашлевых толчков под действием дибазола. Так была открыта ещё одно свойство дибазола — иммуномодулирующее.

Дибазол применяется в спортивной медицине для повышения физической выносливости и в первую очередь, как иммуностимулятор и адаптоген. Однако, ввиду ничтожного влияния на спортивные достижения, не входит в Список запрещенных препаратов Всемирного антидопингового агентства WADA.

Строение дибазола в СССР было «засекречено». Авторские свидетельства на Дибазол, заявленные в 1949 г., были зарегистрированы в Госреестре изобретений СССР и опубликованы только в 1976 г.. Действующее вещество дибазола, напомню, было синтезировано в 1899 г. немецкими химиками Р. Вальтером и Т. Пулавски.

На закуску: Авторские свидетельства на дибазол. Обратите внимание на даты подачи заявок и даты публикации:

Лазарев Н.В., Розин М.А., Порай-Кошиц Б.А., Эфрос Л.С., Гинзбург О.Ф. Психостимулирующее средство дибазол: а.с. 527192. СССР: № 421468; заявл. о 24.11.1949. опубл. 05.09.1976. Бюл. № 33, 1976. С. 16. 7. Аничков С.В. Избирательное действие медиаторных средств. Л.: Медицина, ЛО, 1974. 295 с.

Аничков С.В., Порай-Кошиц Б.А., Эфрос Л.С., Гинзбург О.Ф. Спазмолитическое средство «дибазол»: а.с. № 528095 СССР; № 421469; заявл. 25.11.1949. опубл. 15.09.1976. Бюл. № 34, 1976. С. 14-15.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments