oliver_queen92 (oliver_queen92) wrote,
oliver_queen92
oliver_queen92

Абвер и калмыки

Оригинал взят у nornegest в Абвер и калмыки
В сентябре 1942 года командир 16-й моторизованной дивизии генерал-майор Зигфрид Хенрици сформировал в Элисте калмыцкий кавалерийский эскадрон из бывших красноармейцев (добровольно перешедших на сторону немецких войск и бывших военнопленных) и местных жителей.


Эмблема дивизии

Военнослужащие эскадрона были вооружены трофейным советским оружием. При этом, количество калмыков-военнопленных было сравнительно невелико, основную часть составляли добровольцы, причём многие приходили к немцам со своими лошадьми и своим оружием. На немецкой службе они зарекомендовали себя положительно, и опыт создания калмыцких частей был продолжен. Началось формирование второго эскадрона. В дальнейшем, оба калмыцких кавалерийских эскадрона были переданы из подчинения 16-й моторизованной дивизии в подчинение армейского командования и получили новое наименование:

1-й калмыцкий кавалерийский эскадрон 16-й моторизованной дивизии получил наименование 1/66 калмыцкий кавалерийский эскадрон (1. Kalmückenschwadron 66);
2-й калмыцкий кавалерийский эскадрон 16-й моторизованной дивизии получил наименование 2/66 калмыцкий кавалерийский эскадрон (2. Kalmückenschwadron 66);



Первоначально, в сентябре и начале октября 1942 года часть личного состава калмыцких кавалерийских эскадронов носила советское обмундирование со снятыми знаками различия и нарукавной повязкой (белого цвета с надписью «In den Dienst der Wehrmacht» или повязки жёлтого цвета), однако единой формы одежды установлено не было. Помимо верховых и вьючных лошадей, в качестве транспорта в этот период использовались запряжённые верблюдами телеги. В октябре 1942 года личный состав эскадронов получил немецкую полевую армейскую форму и немецкие стальные каски. Однако и в дальнейшем по меньшей мере отдельные военнослужащие продолжали ношение элементов национального костюма (например, меховых шапок, халатов…) и гражданской одежды.



К концу ноября 1942 года на стороне немцев воевало 4 эскадрона калмыков, объединённых в «калмыцкое соединение доктора Долля» (нем. Kalmüken Verband Dr. Doll), общее руководство которым осуществлял немецкий штаб «абвергруппы-103» во главе с зондерфюрером Рудольфом (Отто) Верба, носившим псевдоним «доктор Отто Долль». Эскадроны принимали непосредственное участие в боевых действиях против СССР и советских партизан.




Тогда же калмыцкие подразделения попали в поле зрения и немецких спецслужб, в частности Абвера. После разгрома в 1943 году и отступления с Кавказа, в рамках отдела "Валли 1" было принято решение о создании группы для организации антисоветского подполья в Калмыкии и переброски туда подразделений "Калмыцкого кавалерийского корпуса".
Одним из создателей такого подразделения стал кадровый немецкий разведдчик Эбергард фон Шеллер.



Участник Первой мировой войны, сотрудник германской военной разведки; капитан. Уроженец Веймара. Был сыном преподавателя Военной академии обер-лейтенанта Константина Фон Шеллера. Окончив в 1917 году кадетское училище (Берлин-Лихтерфельде) и курсы при военном училище в Гроссхейм Шеллер попал в Королевский Саксонский кавалерийский полк, а затем, получив погоны лейтенанта, продолжил службу в 101-м гренадерском полку 23-й пехотной дивизии. За бои во Франции Шеллер был награждён Железным крестом 1 (1918) и 2 (1917) степеней, Саксонской медалью Фридриха-Августа. После поражения Германии был направлен как военный инструктор в Финскую армию, где проходил службу с 1920 по 1923 годы. Предположительно тогда же Шеллер увлекся идеями социализма и после прихода к власти Гитлера неоднократно задерживался гестапо.
Видимо общение со спецслужбами Рейха и привело в конечном итоге отставного офицера в Абвер, который в это время активно набирал людей с опытом и знаниями языков. С 1935 года Шеллер работает переводчиком. А в декабре 1939 года, как знаток финского языка, по приказу руководства Абвера отбывает в Финляндию в качестве в добровольца. Напртяжении всей Зимней войны Шеллер активно собирает информацию как о Красной Армии и СССР, так и Финляндии со Швецией. По окончании войны наш герой с паспортом гражданина Финляндии Унно Линдквиста занимается нелегальной работой в Швеции.
В октябре 1943 года вернувшись в Берлин для личного доклада адмиралу Канарису, Шеллер уже не возвращается назад в Скандинавию, а из за скандала вызванного гибелью своего сына при бомбардировке Берлина и острой критики в адрес Геринга отстраняется от оперативной работы и переводится в отдел «Валли 1».

23 мая 1944 года Шеллер во главе группы численностью 24 человека был направлен в советский тыл для проведения диверсионных акций, организации антисоветского подполья в Калмыкии и создание полевого аэродрома для переброски подкреплений и грузов, а также "Калмыцкого кавалерийского корпуса", созданного немцами в 1942 году из калмыков и воевавшего на Восточном фронте.




В составе группы были 19 диверсантов, 4 радиста и 7 человек экипажа из этнических немцев. Так же в составе группы были калмыки, ранее перешедшие на службу немцам. "Юнкерс 290" Шеллера, совершивший посадку в районе селения Утта был обнаружен с воздуха и расстрелян на земле двумя советскими истребителями, в последовавшем бою с советскими подразделениями были уничтожены 3 члена экипажа и 4 диверсанта, 12 человек (6 немцев и 6 диверсантов) были взяты в плен, остальные скрылись, включая 9 калмыков, которые сразу после приземления направились в сторону Чигир на поиски лошадей.



Из рапорта заместителя начальника ГУКР СМЕРШ П. Я. Мешика, начальника УНКГБ Астраханской области А. П. Михайлова, заместителя начальника Отдела борьбы с бандитизмом НКВД СССР Свирина наркому НКВД СССР Л. П. Берия, наркому НКГБ СССР В. Н. Меркулову и начальнику ГУКР СМЕРШ В. С. Абакумову от 26 мая 1944 года:

«Устанавливается диверсионная группа противника, выброшенная 23 мая с.г. севернее поселка Утта. Подготовлена и направлена в наш тыл („Валли I“) с заданием: 1. Создать мощный радиоцентр (радиорезидентуру), с которым связать ряд радиоточек, имеющихся на нашей стороне и подготовленных к выброске. 2. Подготовить дальнейшие переброски агентурных и повстанческих групп, причем эти переброски предполагают производить в широких масштабах. Повстанческое движение должен был возглавить доктор Долль. 3. Связаться с местными калмыцкими бандитами.».





Самолет Шеллера после обстрела

Задержанный сотрудниками НКГБ Шеелер не стал запираться и стал активно давать показания. Будучи допрошенным уже на первом допросе Шеллер рассказал о задании группы и планах германской военной разведки:

Возглавляемая мной операция преследовала две цели, а именно: Установление передаточного центра который должен был принимать сообщения агентов-радистов, подлежащих заброске в восточные области СССР, не могущих своими маломощными передатчиками связаться непосредственно с германскими разведорганами. 2 Постепенная заброска 36 эскадронов калмыцкого корпуса Доктора Доля для организации и развития национального повстанческого движения, которое, по мнению Абвера, имеет место в Калмыкии.



Для этой задачи надлежало создать авиасвязь и возможности для приземления самолетов. Для выполнения задачи по установке радиосвязи группа имела 40-ватный передатчик, смонтированный вместе с антенной и приемником в чемодане коричневого цвета После того как главная станция была бы надежно устроено, "Валли 1" должен был забрасывать агентов разведчиков в различные районы. Восточной России. Эти агенты должны были бы передать донесения по радио на нашу главную станцию. Насколько мне известно от Бауна, агентура работала бы в полной уверенности, что она передает сведения непосредственно в Германию.



На втором допросе Шеллер показал:

В отношении действий калмыцких групп нужно сказать следующее. Первые две группы, приземлившиеся 23 мая 1944 года должны были стать авангардом, установить связь с якобы имеющимися национальными повстанческими группами и обеспечить безопасность главной радиостанции. Было выделено следующее снаряжение: на человека 1 автомат с двумя дисками, 3 ручных гранаты, полное обмундирование, седло, сбруя. Это снаряжение (к нему ещё ручной пулемет) было доставлено 23 мая 1944 года.


Кроме того, обеим группам были выделены: 2 станковых пулемета Максим, 2 ручных пулемета, 16 винтовок. Все оружие было русского происхождения . Это вооружение осталось в Цилистее (Румыния) и должно прибыть 27 мая, а также должно прибыть около 40 тюков багажа, в котором находилось около 10 тысяч патронов в лентах для пулеметов; около 10 тысяч патронов для винтовок; 15-20 тысяч патронов для автоматов; несколько ящиков с русскими ручными гранатами; медикаменты и перевязочный материал; 60 кг махорки и на 100 дней продовольствия.



Шеллер успел передать в разведцентр радиограмму об успешном приземлении. В Москве на Лубянке данное обстоятельство не осталось без внимания. Располагая сведениями о характере задания, поставленного перед отрядом, а также захваченными шифрами, радиоаппаратурой и радистами, было решено начать радиоигру с абвером под кодовым названием «Арийцы». К тому же, контрразведчики пришли к выводу о том, что немцы, по-видимому, не знали о решении Советского правительства о переселении калмыков в глубь территории. Для участия в радиоигре с абвером было решено привлечь старшего группы Эбергарда фон Шеллера и радиста самолета обер-лейтенанта Ганса Ганзена, которым в целях конспирации оперативники «Смерш» присвоили псевдонимы «Борода» и «Колонизатор» соответственно.

Из служебной запискиа 3 отдела ГУКР «Смерш»
«Кваст» старый разведчик — знает хорошо работу и личный состав абвера. Долгое время работал в Швеции. Имеет связь и авторитет в германских разведорганах. Хотя он и настроен прогитлеровски, но все же, учитывая его участие в уничтожении самолета, он (возможно), может быть завербован и использован в дальнейшем. Во всяком случае, он может дать ценные показания, которые в процессе игры у него отобрать невозможно".

В процессе радиоигры продолжалась дезинформация противника об «успехах» отряда «Кваста»: установлении связи с пятью мелкими бандгруппами и отрядом некоего известного бандита Огдонова, действующего на территории Калмыкии.


Басанг Бурунович Огдонов (псевдоним «Хасан») (1915—1945) — агент абвера, дезертир Красной Армии

Одновременно им указали точное местоположение отряда «Кваста» и потребовали помощь: «Начальнику органа. Благодарю за поздравление. Как в резерве радистов нуждаюсь в Захарове, Блок, Косареве, Майлер. Из-за сложных условий связи используйте только лучших радистов. Разведка встретила пять мелких партизанских отрядов без боеприпасов. Огдонов имеет 85 всадников, вооружены плохо. Не мог собрать вокруг себя мелкие группы. Необходимо авторитетное руководство. Первым самолетом продукты, деньги, два комплекта посадочных фонарей, боеприпасы, оружие, радистов. Когда ждать самолет».


После сообщения противнику подробных данных о посадочной площадке и условных обозначениях её огнями в ночное время 9 июня 1944 года противник передал сообщение:

«Подвоз, вероятно, ночью 11.6. Последует все необходимое. Посадка и взятие экипажа при соответствующем обозначении площадки. Опознавательный знак и окончательное решение последует. Капитан».

Из рапорта о ходе проведения радиоигры «Арийцы» от 12 июня 1944 года:

"В процессе проводимой органами СМЕРШ радиоигры по делу «Арийцы» был вызван для посадки в район поселка Песчаный (бывший Яшкуль) самолет противника. 12 июня с.г. в 02-00 после выброски 5 парашютистов, 20 мест с оружием, боеприпасами и продовольствием 4-моторный самолет противника «Ю-290» произвел посадку и попал в устроенную заранее ловушку. После 15-минутного боя и попыток вырваться из ловушки самолет загорелся, по-видимому, подожжен экипажем. Принятыми противопожарными мерами удалось спасти левую плоскость с двумя дизель-моторами и хвостовую часть самолета. В обломках обнаружены 6 почти сгоревших трупов. Один летчик — штабфельдфебель Энб, успевший выскочить из самолета, застрелился. Из числа выброшенных парашютистов задержаны 3 человека: Бацбурин, по национальности татарин, кличка «Хакимов»; Цокаев, по национальности осетин, клички «Марков» и «Кожевников»; Росимов, по национальности татарин, клички «Шаримов», «Гайдулин». Четвёртый парашютист, Бадмаев, кличка «Санпилов», по национальности монгол, при приземлении разбился насмерть. Пятый парашютист, калмык по национальности, направленный немцами в качестве охраны радистов, разыскивается: ".
Пятого диверсанта, по кличке Ящур, лейтенанта из "Калмыцкого корпуса" задержали спустя три дня.

Из письма капитана Э. фон Шеллера руководству советской контрразведки от 17 июня 1944 года (перевод с немецкого):

«Господин генерал! Я добровольно предложил свои услуги русской контрразведке и работал честно и упорно над выполнением весьма секретного задания. В итоге нашей совместной работы достигнут известный успех: был сбит гигантский немецкий транспортный самолет „Ю-290“, а пассажиры, и среди них 4 немецких агента, попали в руки русской контрразведки. Я желал бы и в дальнейшем также честно и добросовестно работать над выполнением заданий русской контрразведки. Я прошу, поэтому, Вашего согласия на включение меня в агентурную сеть советской контрразведывательной службы. Я обязуюсь безупречно хранить тайны органа, на который, возможно, буду работать, также и в том случае, если мне придется действовать против немецкой разведки. В случае Вашего согласия прошу присвоить мне псевдоним „Лор“. Место дислокации. 17.06.44. Э.фон Шеллер».

Шеллер рассчитывал, что его оставят в живых, но по решению Особого совещания при НКВД СССР от 20 октября 1945 года он был приговорен к расстрелу за шпионаж. Приговор приведен в исполнение 2 ноября 1945 года.

Сам "Калмыцкий кавалерийский корпус", который после разгрома 1943 года так снова и не попал на родину был переброшен в в район Яновских лесов и занял ряд деревень вокруг лесного массива и участвовал в боях против Красной Армии и партизан на территории Западной Украины и Польши.





11−15 июня 1944 года подразделения корпуса (совместно с другими немецкими частями) при поддержке авиации принимали участие в немецкой антипартизанской операции «Штурмвинд I» против отрядов советских и польских партизан в Липских и Яновских лесах. После продолжительных боёв, 14 июня немецкие части сумели окружить партизан, но в ночь с 14 на 15 июня они прорвались в Билгорайские леса, а затем, вновь прорвав кольцо окружения, ушли в Немировские леса. Во время прорыва из окружения, 15 июня 1944 года партизанами был атакован и разгромлен штаб корпуса (в результате атаки, было уничтожено 40 калмыцких легионеров, захвачены штабные документы, 2 станковых и 4 ручных пулемёта, 130 лошадей и 140 сёдел).



В дальнейшем, подразделения корпуса (совместно с другими немецкими частями) принимали участие в немецкой антипартизанской операции «Штурмвинд II» (16−25 июня 1944 года) против отрядов советских и польских партизан в Сольской пуще.
По состоянию на 6 июля 1944 года, в составе корпуса имелись штаб и 4 дивизиона (по 6 эскадронов в каждом из них). Общая численность корпуса составляла 3600 человек (из них 92 человека немецкого кадрового персонала: по 2 — 4 на эскадрон) и 4600 лошадей, на вооружении имелось 6 миномётов, 15 ручных пулемётов, 15 станковых пулемётов, 163 автомата (33 немецких и 135 советских), 2166 винтовок (1092 немецких, 1029 русских, 43 голландских) и 246 пистолетов, также имелось 29 сигнальных ракетниц. Транспорт состоял из 3 грузовиков, 5 легковых автомашин и 504 повозок.

В июле 1944 года подразделения корпуса участвовали в боях против советских войск в районе Люблина, в которых понесли значительные потери. В это же время на должность командира соединения был назначен подполковник Берген.

20 августа 1944 года, в ходе боёв с польскими партизанами Армии Людовой в Сухенднёвском лесном массиве полуэскадрон калмыков — 54 человека под руководством И.С. Манцына перебил немецких офицеров и перешёл на сторону партизан, это событие вызвало замешательство у немецкого командования, операция была приостановлена, другие «восточные» части были отстранены от участия в операции и выведены из района боевых действий.


пряжка с ремня калмыцких частей вермахта

В январе 1945 года в районе городов Радом и Кельце корпус был разгромлен советскими войсками и направлен на пополнение личным составом. Поскольку конский состав был утрачен в ходе боевых действий, было принято решение о создании пехотных подразделений. На учебном полигоне в Нойхаммере остатки корпуса были пополнены калмыками, прибывшими с Западного фронта, и из Италии, в результате общую численность соединения удалось вновь довести до 5000 человек. Одновременно калмыцкие офицеры проходили курсы переподготовки при формировавшейся в Мюнзингене 1-й дивизии РОА.

В начале 1945 года Калмыцкий кавалерийский полк (правда, уже без лошадей) был отправлен в Хорватию, где вошёл в состав 3-й Пластунской дивизии 15-го казачьего кавалерийского корпуса СС. В начале апреля 1945 года полк получил новое наименование - 606-й калмыцкий пехотный полк.
После капитуляции Третьего рейха корпус оказался в американской зоне оккупации.



Согласно Ялтинским соглашениям, военнослужащие корпуса были выданы СССР. Калмыки, оставшиеся в Западной Германии, в большинстве своём выехали в 1950 году в США.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments