oliver_queen92 (oliver_queen92) wrote,
oliver_queen92
oliver_queen92

Загадка открытки 1917. Осел Лоло как основоположник абстракционизма

Оригинал взят у aldusku в Загадка открытки 1917. Осел Лоло как основоположник абстракционизма
Типы революций  Вдохновительница очередных хвостов

XX век — под знаком ослиного хвоста


Пару слов об открытках, провенансе и важности описаний.

Помимо книг в моем собрание имеются открытки. Не могу себя отнести к филокартистам, просто так получилось. Основная тема — живопись, большинство — русские дореволюционные открытые письма. Но как всегда, отходишь от правил: потом в коллекции обнаруживаются и иностранные забавные открытки начала XX века, и, конечно же, на тему «человек и книга» и просто что-то интересное (от покупки которого не сумел удержался). Открытка — перекресток двух страстей: библиофильства и собирания живописи.

Кстати, открытки — иногда открывают тайны провенанса картин. Например, одна из работ Рихарда-Карла Зоммера «Восточный базар» обнаружилась на открытке 1920-х с указанием, что находится в собрании Азербайджанского государственного музея. Как она попала в частный сектор — загадка. Но сейчас не об этом.

Я хотел на примере одной открытки показать насколько может быть увлекательно попытаться узнать о ней побольше. Для меня всегда пример — Павел Петрович Шибанов: все современники говорили, что, взяв книгу в руки, он не успокоится пока все про неё не узнает. Описанная книга будет стоить совсем других денег. Ведь зачастую мы покупаем историю, а не сам предмет коллекционирования. Вот замечательный пример для подражания современным продавцам.

«Вдохновительница очередных хвостов»

Современные технологии позволяют сразу воспроизвести изображение открытки и лишают почетной необходимости на полстраницы описывать, что на ней нарисовано. В 1914-1918 появились разные серий открыток под названием «Типы»: партийные типы (известная серия, изображающая представителей партий в виде детей), студентов, курсисток и т.п.

Типы революций  Вдохновительница очередных хвостов

Типы революций. Вдохновительница очередных хвостов

«Типы революций» — серия, отпечатанная в первые дни Февральской революции. О ней целиком и её загадках поговорим в конце заметки. Сейчас сосредоточимся на содержимом непосредственно этого открытого письма.

Обратная сторона открытки

Обратная сторона открытки

Надпись: «Вдохновительница очередных хвостов» — прямо указывает нам кто изображен. Конечно же, Гончарова Наталья Сергеевна (1881–1962) — знаменитая (и самая дорогостоящая русская) художница-авангардистка. В 1912 году основавшая с М.Ф. Ларионовым художественное объединение «Ослиный хвост». А откуда столь замечательное название? История, отвечающая на этот вопрос, произошедшая во Франции в 1910 году, кажется мне не только забавной, но и фактически, пророческой — отражающей искусство XX века и споры о нем. Привожу заметку опубликованную в журнале «Нива» 1910, 17 (С. 327) под названием: «Осел в роли художника».

Гончарова Наталья Сергеевна (1881—1962)

Гончарова Наталья Сергеевна (1881—1962)

Под знаком ослиного хвоста

Много раз обрушивалась здравомыслящая художественная критика на художников-декадентов с их эксцентрическими, явно нелепыми произведениями; но никогда никакая критика не достигала таких громовых результатов, каких достиг остроумный фарс, недавно проделанный парижским журнальчиком «Fantasio» над художниками кружка «Независимых».

«Независимые» имеют свой «Салон», усердно посещаемый публикой, которая удивляется, негодует, смеется, но охотно ходит к «Независимым» ради любопытства и некоторой любви к скандалу. В этом году действительно с этими художниками произошел скандал—небывалый, злостный...

Приблизительно месяца полтора-два тому назад в некоторых газетах появился пламенный манифест «Школы Эксцессивистов». Манифест был подписан звучным, доныне еще никому неизвестным именем Иоахима-Рафаэля Боронали [Joachim-Raphaël Boronali] и гласил следующее: «Чрезмерность во всем — это сила, единственная сила! Солнце никогда не может быть слишком жарким, небо слишком зеленым, отдаленное море слишком красным, сумерки слишком черными... Истребим бессмысленные музеи! Долой постыдную рутину ремесленников, изготовляющих конфетные коробки вместо картин! Не нужно ни линий, ни рисунка, ни ремесла, но да здравствуют ослепительная фантазия и воображение!»

Вскоре после того в «Салоне Независимых» появилась необыкновенная картина, подписанная тем же самым Боронали. «Независимые» пришли от нее в восторг: в ней действительно не было ни линий, ни рисунка, а какой-то хаос кричащих, вопиющих красок. Красная, голубая, зеленая, краски танцевали в ней какую-то дикую тарантеллу... Содержание картины было абсолютно непонятное и невозможное. Однако она носила весьма поэтическую подпись: «Et le soleil s’endormit sur I’Adriatique» («И солнце уснуло над Адриатическим морем»). Нужно, впрочем, заметить, что и другие картины на выставке «Независимых» были в этом же роде...

Фотография «процесса творчества» из журнала «Нива» 1910, №17 (С. 327)

Фотография «процесса творчества» из журнала «Нива» 1910, №17 (С. 327)

Картина Боронали сделалась «гвоздем» выставки. «Независимые» взирали на нее с умилением. Имя «знаменитого» Боронали было у всех на устах. И вдруг произошло нечто в высокой степени неожиданное: в «Салон» явились некие господа и предъявили нотариальное удостоверение о том, что картину «И солнце уснуло над Адриатикой» — писал осел своим хвостом...

В нотариальном протоколе, составленном нотариусом П. А. Бриони, было очень обстоятельно и деловито изложено следующее: «Редакция журнала «Fantasio», желая дискредитировать художников-декадентов, «ангажировала» из кабаре «Lapin agile» осла. В присутствии нотариуса к хвосту осла привязали кисть с краской, поставили осла задом к полотну, и один из «злоумышленников» стал кормить его печеньем. Осел благодарно помахивал хвостом и... рисовал им Адриатическое море... Кисть неоднократно меняли — и в результате получилась вышеупомянутая картина, «поражающая богатством и изысканностью своего колорита».

Скандал вышел потрясающий... И только теперь «Независимые» догадались, что звучная «итальянская» фамилия Боронали есть просто анаграмма французского слова «Aliboron», т. е. «осел», «невежда».



«И солнце уснуло над Адриатическим морем» [Et le soleil s’endormit sur I’Adriatique]. Автор:): Иоахим-Рафаэль Боронали [Joachim-Raphaël Boronali]

Этот чисто-французский фарс с участием представителя публичной власти и приложением казенной печати оказался прекрасным способом борьбы с невежеством и наглостью маляров-модернистом. «Смешное убивает», — говорят французы, и можно с уверенностью сказать, что «Эксцессивисты» в роде «Независимых» или наших «Треугольников» могут быть совершенно развенчаны подобным путем в глазах публики, которую они морочат своим художеством. Монмартрский Алиборон задел своим хвостом не одних только французских художников-неучей: история с картиной Боронали успела облететь уже всю Европу...

В самом деле, что теперь могут возразить всякие эксцессивисты? Многого ли стоят их произведения, когда осел своим хвостом рисует ничуть не хуже их? Какой блестящей конкуренции дождались они!

Еще пару мазков на это полотно.

От себя добавлю. Современное искусство зародилось 8 марта 1910 год. Ослика звали «Лоло» (Lolo), был (а) богемным животным — обитал у хранителя знаменитого кабаре на холме Монмартр — «Проворный кролик» (Le Lapin Agile) — Фредерика Герарда (Frédéric Gérard). Идейным вдохновителем стал знаменитый журналист и писатель Ролан Доржель (Roland Dorgelès). Этот случай и сам Ролан хорошо описан в книге Карко Франсиса «От Монмартра до Латинского квартала». Приведу отрывок.

История с другого конца хвоста.

Доржелес <рисовал> большие планы и чертежи, так как он готовился стать архитектором. Не объясняет ли это отчасти сюжет его «Пробуждения мертвых»? Несмотря на такие солидные виды на будущее, Доржелес носил длинные волосы и драпировался в плащ романтика самого высокого полета. Варно тоже отдавал дань этому нелепому увлечению. Его приятная наружность всюду привлекала внимание девушек. Доржелес, предпочитавший журналы и газеты нашим историям и большие рестораны — нашим скудным трапезам, Доржелес, заглядывавший в «Кролик» лишь для того, чтобы обличать то, чему там все поклонялись, переменился, однако меньше, чем все мы. Хоть он теперь и расстался со своим прежним костюмом и остриг волосы, — его энтузиазм, его великодушие, его живость и изумительный жар души остались все те же. Всегда он готов был сражаться с ветряными мельницами, включая и те, что украшали вершину холма на Монмартре и вертелись лишь под действием ветра парадоксов. Кто на Монмартре не помнит приключение с ослом милейшего Фредэ? Доржелес поклялся как-то прославить это животное и при случае держал пари с художниками, что на выставке «Независимых» произведение этого осла окажется самой новой и оригинальной из всех картин. Пари было принято. Доржелес почесал затылок и в сопровождении «папаши Дэдэ» отправился к Фредерику, таща в своей свите еще и полицейского, которому заявил, что необходимо будет немедленно составить протокол. Добрый малый не подозревал шутки и был смущен почетным значком министерства народного просвещения, который Доржелес нацепил специально для того, чтобы внушить к себе уважение.

Ролан Доржель (Roland Dorgelès)

Ролан Доржель (Roland Dorgelès)


Пришли к Фредэ. Приказали привести осла. Привязали ему к хвосту кисть и насыпали корму.

— Только не обижайте моего Лоло, — твердил Фредэ. — О, это славная скотинка!.. У него в характере — ни капельки коварства.

Ослик «Лоло» (Lolo) и Фредерик Герард (Frédéric Gérard).

Ослик «Лоло» (Lolo) и Фредерик Герард (Frédéric Gérard)

— Подожди, не мешай нам, — возразил Доржелес. — Увидишь сейчас, что будет…

Кисть обмакнули в краску, «папаша Дэдэ» приблизился к Лоло с большим полотном, и, так как славное животное во время еды выражало свое удовольствие взмахами хвоста, кисть начала свою работу и задвигалась по полотну. Изумленного же полицейского заставили писать протокол:

«Ввиду того, что кисть была укреплена на конце хвоста осла господами Доржелес и Варно в присутствии господина Фредерика, собственника означенного осла…» и т. д. и т. д.

А кисть гуляла и гуляла по полотну, и мало-помалу невообразимая пачкотня покрыла поверхность последнего. «Картина», которой предстояло вызывать восхищение снобов, была готова. По правде говоря, это произведение недолго обдумывалось его творцом, но трубки с краской быстро пустели, — и среди пачкотни на полотне можно было уловить по временам очень любопытные красочные эффекты, оригинальные замыслы, символы и образы.

— Ну, что скажешь?! — восклицал Доржелес. — Твой славный Лоло будет иметь успех! За его первую картину заплатят хорошо.

— И полученное пропьют у тебя, будь покоен, — заверил Варно Фреда, потиравшего себе лоб.

— Господа! — перебил полицейский, совершенно сбитый с толку этим странным протоколом на тему из зоологии и живописи. — Под каким названием записать эту… картину?

— Честное слово… — начал Доржелес в затруднении.

— Напишите: «Натюрморт»», — предложил Фредэ.

— Нет, нет! — запротестовал Ролан. — Погодите…

Он толкнул локтем своего сообщника и спросил:

— А ты как думаешь?

Папаша Дэдэ ничуть не затруднился:

— Можно, — начал он, — назвать это…

— Стоп! — вдруг хлопнул себя по лбу Доржелес, которого осенила идея. — Полицейский, пишите!

Он продиктовал:

— Название картины: «И солнце закатилось за Адриатическим морем».

Потом подписал на полотне крупными буквами: «Иоахим Рафаэль Боронали».

Успех этой картины на выставке «Независимых» превзошел все ожидания. Во всех залах любопытные и знатоки спрашивали только о картине осла и теснились, чтобы лучше рассмотреть ее. Все хохотали, выражая удивление и восторг по поводу того, что в этом году самые замечательные экспонаты были превзойдены картиной славного Лоло и что Доржелесу так легко удалось выиграть пари.

Такие школьнические выходки были во вкусе того времени, а у Доржелеса было много изобретательности, смелости и безграничная потребность растрачивать себя на пустяки. Не он ли поставил в галерее античной скульптуры в Лувре бюст, который взял у одного из своих друзей — скульпторов, поклявшись последнему, что весь Париж о нем скоро заговорит? История эта наделала скандал, так как бюст преспокойно стоял в галерее среди классических образцов скульптуры, пока сам Доржелес и его товарищ ваятель не начали его рекламировать. Доржелес на каждом шагу умел найти случай одурачить глупцов; то он в каком-нибудь отчете о выставке Салона, рассуждая о современной живописи, приводил мнимые утверждения каких-нибудь ученых авторитетов, то, толкаемый своей любовью к проказам, он вдруг вывешивал на какой-нибудь улице дощечку с объявлением: «Проезд закрыт», втыкал колья в мостовую, ставил фонари, которые по вечерам сам же зажигал, и останавливал таким образом уличное движение. Ничего не могло удержать его или устрашить.

Типы революций. Одни загадки.

Что же касается других открыток серии «Типы революций» — то там для меня одни загадки.

1 загадка. Все работы подписаны монограммой «А. П.» Поиски художника ничего не дали. По стилю очень похоже на Ефимова Бориса Ефимовича (1900–2008). Но по возрасту и местонахождения на 1917 год (Харьков, Киев) — не подходит. Хотя брат как раз переехал в Петроград, а первые известные работы Борис Ефимовича как раз карикатуры и датированы 1920.

2 загадка. Кого высмеивают карикатуры? Помимо Гончаровой, с определенной уверенностью можно опознать Колчака в «Создателе стильной формы» . Известна даже его фотография в новой морской форме Временного правительства (без погон, со знаками отличия на рукавах и пятиконечной звездой на кокарде). Возможно в «Автомобилисте» увидеть Керенского. Все остальные точно загадки.

Типы революций Нос по ветру

Типы революций. Нос по ветру

Типы революций Громила

Типы революций. Громила

Типы революций Студент-милиционер

Типы революций Студент-милиционер

Типы революций «Земгусар» (под офицера)

Типы революций «Земгусар» (под офицера)

Земгор — объединённый комитет двух общероссийских военно-общественные организаций — Земского союза (Всероссийский земский союз помощи больным и раненым воинам) и Всероссийского союза городов. Название Земгор закрепилось за двумя разными организациями.

Типы революций Темная личность

Типы революций. Темная личность

Типы революций Создатель стильной формы

Типы революций. Создатель стильной формы

Колчак в новой морской форме Временного правительства (без погон, со знаками отличия на рукавах и пятиконечной звездой на кокарде), лето 1917 года

Колчак в новой морской форме Временного правительства (без погон, со знаками отличия на рукавах и пятиконечной звездой на кокарде), лето 1917 года

Типы революций Речь на скорую руку

Типы революций. Речь на скорую руку

Типы революций Автомобилист

Типы революций. Автомобилист

Типы революций Переодетый городовой

Типы революций. Переодетый городовой

Арест и конвоирование переодетых городовых

Арест и конвоирование переодетых городовых

Вот и успели сплести целый рассказ, как говорил товарищ Бездомный. Одна открытка — а сколько интересного с ней связано.

Жду Ваших предположений по поводу художника и героев карикатур.



СОДЕРЖАНИЕ ЖУРНАЛА БИБЛИОФИЛА (ПОСТАТЕЙНОЕ)



Внимание!!! Если Вы копируете статью или отдельное изображение себе на сайт, то обязательно оставляйте гиперссылку непосредственно на страницу, где размещена первоначальная статья пользователя aldusku. При репосте заметки в ЖЖ данное обращение обязательно должно быть включено. Спасибо за понимание. Copyright © aldusku.livejournal.com Тираж 1 штука. Типография «Тарантас».


Tags: aldusku, Библио, искусство, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments