oliver_queen92 (oliver_queen92) wrote,
oliver_queen92
oliver_queen92

Синий экспресс творчества Зинаиды Серебряковой

Оригинал взят у aldusku в Синий экспресс творчества Зинаиды Серебряковой
Оригинал взят у aldusku в Синий экспресс творчества Зинаиды Серебряковой


Турция (Две одалиски). 1916 Эскиз-вариант панно Бумага на картоне, темпера, графитный карандаш. 48,5 х 48,5 (круг). Эскиз к ресторану в Казанском вокзале. ГТГ. Подробнее об этом цикле


Вчера успел прыгнуть в последний вагон уходящего поезда ретроспективной выставки Зинаиды Серебряковой, который пронеся по Инженерному корпусу Третьяковской галереи. За окном мелькали этапы творческой жизни великой художницы от юношеских рисунков, выполненных в усадьбе в Нескучном, до величественных панно для бельгийской виллы Мануар дю Реле в Помрейле. С учетом огромного пути билет на экспресс стоил недорого — 600 руб. Внимательные кондуктора не давали отдыхающим запечатлеть прекрасный миг на фото.

Жаль, что фотосъёмка была запрещена. К выставке был выпущен прекрасный альбом-каталог (обязателен к приобретению!) и предлагалось еще 4, но … типографские краски не могут передать весь колорит Серебряковой. Например, каноническая работа — «За туалетом. Автопортрет» 1909, рассматривать которую я начал еще в глубоком детстве на почтовой марке, оказалось очень светлой, просто святящиеся белизной январского инея (а вовсе не грязно серо-белового цвета тающего мартовского снега с пейзажов Левитана). С удивлением обнаружил, что практически все репродукции усекают картину — обрезается рамка зеркала (приносящий эффект картины в картине), и единственный элемент, который отражается и даёт понимание, что мы видим лишь отражение художницы, — подсвечник (оставляют лишь его отражение).

Открытием для меня стало насколько удивителен и разнообразен мир художницы. Пейзажи от яркой малороссийской глубинки до тёмно-серого Парижа, портреты от харьковского крестьянина до марокканской одалиски. И конечно же, портреты людей, окружающих Зинаиду Евгеньевну, для нас — великих деятелей культуры. Интересно наблюдать, трансформацию творчества и личности художницы. Вначале, ведя закрытый образ жизни в усадьбе Нескучном — автопортреты, с момента женитьбы добавляются портреты мужа, детей. А потом … революция, смерть мужа, расставание с детьми, чужбина — болезненно расширили круг творческих интересов художницы.

Наша героиня из сверхталантливой семьи Бенуа-Лансере. Единственный нехудожник из этой семьи её муж — Борис Анатольевич Серебряков, он же и её двоюродный брат, который выбрал судьбу железнодорожника. Он рано умер, в 1919 году в Харькове от тифа. А она оставила детей и уехала в Париж. Очень много написано о страданиях художницы на чужбине и болезненном разрыве с детьми. По моему мнению, это был сознательный и достаточно эгоистичный выбор. Характер Зинаиды Евгеньевны был не сахар, чего стоит то, как она обливала грязью своего финансового покровителя, мецената барона Ж.-А. Броуэнер.

Больше всего мне понравилась работа «За завтраком». 1914 (ГТГ, приобретена в 1955 из собрания Л.А. Руслановой). Тут есть все: безумно красивый синий цвет, и сочетание желтого Ван Гога (вся картина — разнообразие синего цвета с краплением яичного желтого кувшина, супа, булочек, держателей салфеток, печной задвижки). Яркотемные, пронзительные глаза детей словно с икон. Много можно увидеть бытового: характер сына Евгения (будущего архитектора и реставратора) изображённого меланхоличным на заднем плане, подчеркнуто похожим на отца.

Большим открытием для меня стало, что портреты близких и автопортреты носят характер достаточно далекий от реальности. В сторону идеализации. Что касается изображения себя, то тут стоит только взять фотографии и все становится очевидно. Как сказала моя любимая, Зинаида Евгеньевна себя не обижала… Это касается и друзей. Например, автор первого исследования о творчестве Серебряковой, её друг — Сергей Ростиславович Эрнст, превратился из пухлого краснощёкого вологодского юноши в худощавого аристократа с резкими угловатыми чертами лица. Описание внешности Эрнста встречается у многих деятелей Серебряного века, я же взял у основателя журнала «Старые годы», члена Кружка любителей изящных изданий Вейнера П.П.

Удивлён был увидеть целый цикл, посвященный балету. Некоторые вещи очень созвучны Дега (забыл отметить в ранних малорусских пейзажах мне были видны яркие следы импрессионистов). Запомнились: нежная работа: «Девочки-сильфиды. Балет „Шопениана“» и ярко-голубой портрет величайшего артиста театра и библиофила Сержа Лифаря.

Этюды к оформлению ресторана Казанского вокзала в Москве переносят нас в сказочный мир Востока. Напоминают работы Кузнецова Павла Варфоломеевича (1878–1968), входящего в «Мир искусства».

«Крестьянский цикл» произвел впечатление. Его яркие, пронзительные цвета заставляют вспомнить и Ренессанс, и иконопись. Я был знаком с этой стороной творчества Серебряковой только по серии открыток «Типы крестьян Курской губернии», изданной Общиной Святой Евгении. Вспомнились работы Питера Брейгеля Старшего.

Для многих полотен позировал плотник Игнат Дмитриевич Голубев, работающий в усадьбе в Нескучном. Вот так и вошел в историю простой мужичек, перещеголяв количеством портретов знаменитых современников Серебряковой. А женские образы писались с Пелагеи Гречкиной.

Отдельно хотел выделить пристрастие Серебряковой к синему цвету. Бесконечность оттенков синего можно увидеть в работах только смотря в живую.

Половина работ Зинаиды Евгеньевны на одну четвертую недописанны, на холстах осталось незаполненное красками или темперой место. Во многих портретах фон прописан только в области головы для придачи объема и лучшей цветопередачи. В некоторых работах это придает эффект незаконченности, недосказанности.

Завершу свою заметку, продолжив аналогию с поездом. В Париже, где прожила большую часть жизни наша героиня есть Лионский вокзал, на который пребывает знаменитый «Голубой экспресс» (Le Train Bleu). Скоростной железнодорожный состав глубокого синего цвета, состоящий из 12 роскошных вагонов и перевозящий аристократов от Лазурного Берега до Ла-Манша по Южноафриканской железной дороге. В начале XX века он стал символом роскоши и дал название знаменитому ресторану на этом вокзале. Интерьер любимого ресторана К. Шанель и Л. Бессона полон золота, прекрасных живописных пейзажей и синего цвета. Но несмотря на величие и аристократизм, он остается рестораном при вокзале, и тут дамы в дорогих вечерних нарядах соседствуют с забежавшими в спортивных костюмах темнокожими жителями бывших французских колоний. Так и творчестве Серебряковой простые крестьяне вдруг случайно оказываются на фоне глубокого синего Ренессанса, великое сочетается с малым, русская душа с африканской жарой…

Размещая здесь электронные репринты полотен Серебряковой, — я руководствовался не хронологией и чем-либо ещё, а исключительно своими пристрастиями. В конце заметки: предисловие к выставке и в виде отдельной заметки хроника жизни и творчества Зинаиды Серебряковой (не уместилось:)).

Также обращаю Ваше внимание на замечательные обзоры данной выставки моих друзей по ЖЖ: galik-123 и pro100-mica



Дом семейства Лансере в Нескучном. 1904. Бумага, акварель, графитный карандаш. 24,1х33,5 (ГРМ)



В мастерской О.Э. Браза. 1904. Бумага, гуашь, графитный и угольный карандаши. 43,5 х 31,5. ГТГ

...Вы спрашиваете о моих занятиях в мастерской О.Э. Браза? Собственно, системы преподавания у него не было — все рисовали или писали как кто хотел, модель была всегда женская —было больше учениц, чем учеников. Осип Эммануилович появлялся довольно редко сам в мастерской, занятый своими собственными заказами (он писал, например, в соседней мастерской портрет Марии Николаевны Кузнецовой, артистки, певицы Мариинского театра). Да, вспомнила о ценном совете Браза всем его ученикам — видеть «общее» при рисовании, а не рисовать по «частям».

З.Е. Серебрякова — А.Н. Савинову. Париж, 08.01.1965 // Серебрякова. Письма. С. 207



Пахота. Нескучное. 1908 Бумага, темпера. 42 х 56. Графитный карандаш. Частное собрание, Лондон



Дом в селе Нескучном. 1919. Бумага, гуашь, темпера. 49,8х64 ГТГ



Кипарисы в Крыму. 1911. Бумага, темпера. 43,3 х 43,5 ГТГ.

Мне они напомнили пейзажи Центрального ботанического сада Национальной академии наук Беларуси



Автопортрет. 1906. Холст, масло. 69,5 х 6. Частное собрание, Москва



За туалетом. Автопортрет. 1909. Холст на картоне, масло. 75 х 65. ГТГ



Этюд девушки. Автопортрет. 1911. Холст, масло. 72х58,5. ГРМ. СПб.



За завтраком. 1914. Холст, масло. 88,5х107 (ГТГ, приобретена в 1955. Ранее была в собрании Л.А. Руслановой)



Портрет Е.Е. Лансере в папахе. 1915. Бумага, темпера. 33 х 22. Частное собрание, Москва

Изображен Евгений Евгеньевич Лансере (1875–1946), старший брат З.Е. Серебряковой, график и живописец, мастер монументальной живописи.

Был членом «Мира искусства» и активным участником выставок объединения. Работал над иллюстрациями к повестям Л.Н. Толстого «Хаджи-Мурат» и «Казаки». Неоднократно путешествовал по Европе, посетил Сибирь, Маньчжурию и Японию. В 1914 находился на Кавказском фронте в качестве военного корреспондента. Работал в Дагестане, Чечне (1912–1919).

В 1922-1929 путешествовал по Грузии, Армении, Азербайджану и нагорному Дагестану, работал в Зангезуре, Сванетии, Дагестане. Посетил Турцию. В 1927 по заданию Наркомпроса Грузии был командирован в Париж. Жил в Тбилиси (1920-1934), преподавал в Академии художеств в Грузии. С 1934 жил в Москве. Исполнил росписи зала ресторана Казанского вокзала в Москве. Руководитель монументальной мастерской Всероссийской Академии художеств, профессор. Заслуженный деятель искусств Грузинской ССР, народный художник РСФСР.



Купальщица. 1911. [Портрет сестры — Екатерины Зеленкова]. Хост, масло. 103,5х89,5. ГРМ. СПб.



Дети на лугу (Женя и Шура). 1909. Бумага, темпера. 39х48 Частное собрание, Москва



Шура спит под лоскутным одеялом. 1908. Бумага, темпера. 23 х 33,5 Частное собрание, Москва



Семейный портрет. (В доме Бенуа). 1914 Бумага, темпера, гуашь, белила. 34.3 х 46,3. Собрание KGallery, Санкт-Петербург


Крестьянка с квасником. (Пелагея Гречкина). 1914. Холст, масло. 87х73. Нижегородский ГХМ



Портрет И.Д. Голубева. 1914. ГРМ

Серебряковых плотником работал Игнат Дмитриевич Голубев. Он изображен на картине «Крестьяне», 1914. Когда мама впервые увидела открытку с этой работы, воскликнула: «Да это же мой отец!». И говорила нам, что он очень похож. У Серебряковых дедушка работал не только плотником - он был «мастером на все руки», послушным, исполнительным. Его очень ценили, относились к нему хорошо, бил шутку, был умным, талантливым...

Федоренко Е.Г. Семья З.Е. Серебряковой // Серебрякова. Письма. С. 232.



Портрет С.Р. Эрнста. 1921. Холст, масло. 81х72. Нижегородский ГХМ



Портрет С.Р. Эрнста. 1922 Бумага, темпера. 64 х 47,5. Карандаш. ГРМ



Портрет художника Бушена в маскарадном костюме. 1922. Бумага, пастель. 64х45. ГТГ

Изображен Дмитрий Дмитриевич Бушен (1893–1993), живописец, график, сценограф. Потомок гугенотов, обосновавшихся в России в царствование Екатерины II. Родился во Франции, где мать лечилась от туберкулеза. После ранней смерти матери (1895) был перевезен в Санкт-Петербург и воспитывался в семье тетки — Е.Д. Кузьминой-Караваевой (урожд. Бушен). В 1912 окончил 2-ю Санкт-Петербургскую гимназию. Уехал в Париж, посещал Академию Рансона и познакомился с М. Дени и А. Матиссом. В 1913 поступил на историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета. В годы учебы встретил будущего искусствоведа С.Р. Эрнста, который до конца дней был его ближайшим другом. Познакомился с художниками общества «Мир искусства». Был дружен с А.А. Ахматовой и Н.С. Гумилёвым. Одновременно с учебой в университете занимался в Рисовальной школе ОПХ, где привлек внимание директора школы Н.К. Рериха.

В 1915-1917 работал помощником хранителя Музея ОПХ.

В 1918-1925 работал младшим хранителем ГЭ в отделении фарфора и драгоценностей.

В годы революции ему покровительствовал А.Н. Бенуа. Вместе с С.Р. Эрнстом занимал комнату в квартире Серебряковых в фамильном доме Бенуа. Исполнял экслибрисы, оформил книги для издательства «Аквилон»: «Три рассказа» А. де Ренье (1922), «Венецианское стекло» А.Н. Кубе (1923) и «О бронзе» П.П. Вейнера (1923). В 1925 поселился в Париже. Все последующие годы писал пастелью и гуашью небольшие по формату картины: цветы, натюрморты, пейзажи Франции, городов Италии, особенно Венеции, сцены из жизни театра и цирка. В конце 1920-х разрабатывал рисунки тканей и модели одежды для французских модных домов Пату. Риччи Ланван и Лелонг. Создал эскизы костюмов для Анны Павловой и Иды Рубинштейн. С середины 1930-х главное внимание уделял работе в театре. В 1977 иллюстрировал французское издание «Поэмы без героя» А.А. Ахматовой.

Подробнее о Бушене



Совместная могила Дмитрия Бушена и Сергея Эрнста. Фото из заметки

Не удержался: фото совместной могилы Дмитрий Бушена и Сергея Эрнста. Надпись внизу: «КАКАЯ РАДОСТЬ ТЫ ПРИШЕЛЪ». Кладбище Монпарнас..



Портрет Е.И. Золотаревского в детстве. 1922 Холст, масло. 80,3 х 63,8. Национальный художественный музей Беларуси

Евгений Исидорович Золотаревский (1908-1967), художник-декоратор, сын скульптора Исидора Самойловича Золотаревского (1885-1961) и Фанни Соломоновны (урожд. Бронштейн, двоюродной сестры Л.Д. Троцкого).

И.С. Золотаревский, известный посмертной маской С.А. Есенина, изобрел технику факсимильного воспроизведения скульптуры и выступал с идеей создания музейных «станций» по всей стране, которые, подобно электрическому свету, «будут рассеивать тьму невежества в широких народных массах». Эту идею он воплотил в жизнь, создав в свой квартире, мастерскую по изготовлению копий и распространяя их по различным областям страны.

И.С. Золотаревский был близок художникам «Мира искусства», его портрет в 1922 написал Б.М. Кустодиев (ГРМ). Его квартира из 14 комнат на Большой Морской с большим количеством антикварных коллекций напоминала палаццо, по словам А.А. Осмеркина, посетившего его в 1927 году. В этой обстановке и был написан З.Е. Серебряковой портрет его сына Евгения, образ которого напоминает изображения юношей итальянского Возрождения.



Портрет М.А. Тройницкой. 1924. Холст, масло. 75 х 65. ГРМ

Марфа Андреевна Тройницкая (урожд. Панченко, 1889–1942?), первым браком замужем за художником С.П. Яремичем, по второму браку — жена С.Н. Тройницкого, искусствоведа, директора ГЭ (1918–1927).



Девочки у рояля. 1922. Холст, масло. 96х68. Частное собрание. Москва



Голубые балерины. 1922. Бумага, пастель. 63х48. ГРМ



Девочки-сильфиды. Балет «Шопениана». 1924 Холст, масло. 82,5 х 103 ГТГ



Париж. Вид набережной. Середина 1920-х Бумага, гуашь. 45 х 58 Частное собрание, Париж



Портрет А.А. Попова. 1942. Бумага, пастель. 62 х 47. Собрание И. Баженовой, Москва

Александр Александрович Попов (1880-1964), кадровый офицер русской императорской армии, эмигрировал во Францию в 1919. В 1920 открыл в Париже антикварную галерею Попов и К° (Galerie Popoff & Сіе). Крупнейший коллекционер русского искусства во Франции, обладатель одного из самых значительных собраний русского фарфора, находящихся за пределами России, знаток русской акварели пушкинского времени. Начиная с 1930-х, его клиентами были члены британской королевской семьи, а также Дж. Аньелли, М.Л. Ростропович и Л. Бернстайн. Попов тесно общался с представителями русской эмиграции, среди которых были З.Е. Серебрякова, К.А. Коровин, Ю.П. Анненков, Ф.А. Малявин, К.А. Сомов и другие. Работы этих художников выставлялись в его галерее.

В 1935 галерея была награждена первым почетным Гран-при Парижа за высочайшее качество выставляемых работ.

После смерти Попова его галерея была приобретена семьей потомственных французских антикваров Барюш, которые сохранили завоевавшее известность прежнее название галереи и продолжали собирать, изучать и показывать русское искусство. Значительная часть коллекции — акварели и рисунки художников пушкинской эпохи — была представлена в 1999 в ГМИН на выставке «Современники Пушкина. 100 акварельных портретов из парижского собрания В 2008 вышел каталог «Шедевры русского фарфора ХVIIIвека из собрания галереи «Попов и К°». В 2009 аукционный дом Christie's провел торги русской коллекции: галереи Попов и К°.



Портрет С.М. Лифаря. 1961 Бумага, масло. 71,8 х 58. Собрание А.Н. Володчинкого, Москва

Последнее время у меня было несколько «сеансов»: сделала 2 наброска с Сергея Михайловича Лифаря, любезно согласившегося позировать мне. Нарисовала его маслом на бумаге. Он занимательный человек, много видевший, много пропутешествовавший по всему свету... <...> Больше всего мы с ним говорили о Пушкине — у него ведь в собранье подлинные письма Пушкина к Наталье Н. Гончаровой! Он издал сам книгу с полным текстом этих писем, устраивал здесь выставку в 1937 году Пушкинскую, а затем Лермонтовскую...

З.Е. Серебрякова - Т.Б. Серебряковой. Париж, 23.12.1961 // Серебрякова. Письма. С. 175.



Ментона. Пляж. 1931. Бумага, темпера, лак. 43х59. ГТГ



Вид на порт. Коллиур. 1930 Бумага, гуашь. 43х60. Частное собрание, Париж



Лежащая одалиска в голубом покрывале. 1932 Бумага, пастель. 48х63. Fondation Serebriakoff, Париж



Юриспруденция. 1936-1937 Холст, масло. 165х100. Часть панно для бельгийской виллы Мануар дю Реле в Помрейле. Заказчик: барон Ж.-А. Броуэнер. Галерея «Триумф», Москва



Сан-Джиминьяно. 1937 Бумага, гуашь. 40 х 60. Частное собрание, Париж



Ассизи. 1932 Бумага, гуашь. 44 х 60. Частное собрание, Париж



Сад Боболи. Флоренция. 1932 Бумага, темпера. 42 х 57. Частное собрание, Париж

О выставке (текст кураторов)

В 2017 году исполняется 50 лет со дня смерти Зинаиды Серебряковой (1884–1967) и отмечается столетие революционных событий 1917 года — времени, когда судьба Серебряковой, как и многих и многих людей, трагически переменилась. Этим датам посвящена выставка произведений художницы в Третьяковской галерее и сопровождающее ее издание.

Первая большая монографическая выставка Серебряковой была подготовлена Третьяковской галереей в 1986 году. В 2013-м в Галерее прошла выставка парижского наследия Зинаиды Евгеньевны, а также произведений ее детей — Александра и Екатерины, полностью составленная из работ, хранящихся во французских собраниях. Нынешняя ретроспектива — наиболее полный показ работ Серебряковой за последние 30 лет, в котором делается акцент на самом ярком, русском периоде ее творчества.

Настоящее выставка включает более 220 произведений живописи и графики из музейных и частных собраний. Представлены самые ранние, почти детские произведения Серебряковой, исполненные в доме Бенуа, в заграничных путешествиях, в студии О.Э. Браза и парижской Академии де ла Гранд Шомьер, которые помогают проследить формирование и развитие таланта представительницы художественной семьи Бенуа — Лансере.

Особое место отведено портретам — главному жанру в творчестве Серебряковой. Эти произведения, изображающие близких родственников и друзей, созданы не по заказу и сохраняют в себе теплоту домашней обстановки. Отдельно представлены детские портреты, а также сцены семейной жизни. Исполненные темперой и пастелью, эти беглые зарисовки живо передают атмосферу дома Серебряковых.

Значительное место среди работ русского периода отведено пейзажу. В изображениях Нескучного, написанных преимущественно темперой, художница стремится к картинной законченности и эпическому звучанию образов. Те же черты присущи пейзажам Крыма и Царского Села.

Крестьянская тема представлена портретными зарисовками, этюдами, эскизами и картинами «Баня», «Жатва», «Беление холста».

В особые разделы выделены эскизы монументальных росписей к Казанскому вокзалу в Москве и серия картин, раскрывающих закулисный мир Мариинского театра.

Работы парижского периода отобраны во французских коллекциях. Ни одна из них не повторяет предыдущего показа на выставке 2013 года. Эти произведения выставляются в России впервые. Также впервые московскому зрителю представлены декоративные панно виллы Ж.-А. де Броуэра, долгое время считавшиеся погибшими в годы Второй мировой войны. Обнаруженные в 1990-е годы, они были привезены в Россию, отреставрированы и показаны на выставке в Государственном Русском музее в 2007 году.

Работы сгруппированы по тематико-хронологическому принципу и соотнесены с этапами жизни художницы. Каждый раздел сопровождается фрагментами искусствоведческих текстов и мемуарных свидетельств людей, близко соприкасавшихся с искусством Серебряковой и сохранивших живые воспоминания о ее личности. Эти цитаты позволяют сопоставить нынешнее восприятие работ Серебряковой с восприятием современников, помогают глубже понять ее мировоззрение, выявить художественные пристрастия и черты характера. Выставка ставит задачу показать искусство художницы сквозь призму окружавшей ее жизни, утверждая тем самым значимость натуры в ее художественном развитии. «У меня не было ни тогда (ни теперь) «определенных идейных исканий», и Вы правы, что пребыванье в Нескучном позволило мне увидеть взволновавшую меня тему — рисовать крестьян и увлекаться их образами...» — писала Серебрякова.

Участниками данного проекта стали Государственный Русский музей, Музей семьи Бенуа в Петергофе, Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина, Нижегородский государственный художественный музей, Национальный художественный музей Республики Беларусь (Минск), Фонд Зинаиды Серебряковой (Париж), а также частные собрания Москвы, Санкт-Петербурга, Парижа и Лондона.

Tags: aldusku, Библио, искусство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments